Последние новости
Рысь попала в историю!
23 мар 2019, 22:29
Появление нового для Воронежского заповедника вида крупных млекопитающих...
Как Вам наш сайт?
» » И всё так плохо в нашем небе...

И всё так плохо в нашем небе...

25 фев 2019, 22:08
0 комментариев   
И всё так плохо в нашем небе...Почему именно безоблачное? Ну потому, что облака могут быть стального цвета с серебристым отливом. Цвета крыльев, заслонивших от нас солнце и так далее.

Изучив очередной материал господина доктора военных наук, заместителя президента Российской академии ракетных и артиллерийских наук (РАРАН) Константина Сивкова, я пришел к выводу, что с нашими ВВС не все так, как хотелось бы.

Вопрос – кому.

Мнения, как всегда, разделились. Часть людей считает, что у нас все просто прекрасно, и наши ВКС могут решить абсолютно ВСЕ проблемы в небе. Вторая часть считает, что у нас и на земле проблем выше ангара, и все обстоит более чем печально.

Поиском истины стоит заняться, особенно учитывая, что она, истина, обычно где-то посередине.

Признано и доказано кучей локальных конфликтов и одной мировой войной, что без завоевания превосходства в воздухе успех наземных и морских операций невозможен. И в этом плане я полностью согласен с Сивковым.

Но дальше детали, в которых сидит три дьявола. Дальше начинается анализ российских ВКС и сравнение.

Сивков говорит, что наши ВВС (космическую часть не трогаем) – вообще одни из самых современных в мире. И снова соглашусь, если мы говорим о динамике.

Да, последние 6-7 лет мы видим постоянное пополнение ВВС новыми машинами. И да, количественный состав впечатляет. В процентном отношении.

Но если брать количественный состав, то тут несколько все печальнее выглядит. Но с другой стороны – обнадеживающе, поскольку удельное соотношение новых Су-35 и Су-30 к Су-27 и МиГ-29 приближается к 50%.



То же самое и при рассмотрении фронтовых бомбардировщиков Су-34 и Су-24.

Но дальше, как только начинаются сравнения, то начинается полный кошмар. С чем Сивков сравнивает наши ВВС? Правильно, с «потенциальным противником», то есть с США.

И кажется, что 716 (цифры 2018 года) наших истребителей (включая недоразумение, именуемой морской авиацией) просто ничто против 1 673 самолетов ВВС США. И 800 боевых самолетов ВМС США.


А если к этому еще добавить авиапарк стран НАТО в Европе и Японии (еще 200 самолетов) в Азиатско-Тихоокеанском регионе…

Что, все так плохо?

Если мы воюем на бумаге, то да. Все просто отвратительно. Сомнут, разнесут, посбивают и так далее.

Значит, срочно надо затянуть пояса и начать ударными темпами клепать сотни новых самолетов. Чтобы, когда начнется война, мы не допустили в небо никого.

Изначально сомнительно, что такая война вообще будет. И более чем сомнительно, стоит ли городить все это, гонку вооружений и так далее.

Для начала надо представить себе такой конфликт, в котором сойдутся интересы России, НАТО (и, естественно, США) плюс Японии.

Вот если без особых измышлений, по Сивкову если смотреть, то получается, что НАТО – это Европа. Япония – это АТР. Ну, США у нас по всему миру в ассортименте.

То есть господин Сивков говорит о третьей мировой войне.

Другого расклада, чтобы на Россию одной кучей бросились и НАТО, и США, и Япония, я не вижу. Третья мировая со всеми перспективами.

Но Сивков считает, что для обоснования облика ВВС нужна именно локальная война, в которой боевая авиация будет применяться наиболее масштабно. Типа конфликта на территории третьих стран. Не знаю третьей страны, на территории которой мы можем схватиться с Японией плюс США, равно как, кроме Украины, не приходит в голову, где мы можем пересечься с НАТО.

Но – именно локальная война, без применения ядерного оружия. Да, это довольно разумно, потому что как бы никто пока не хочет умирать насовсем.

Кто-то может назвать Сирию. Вот совсем не хотелось бы. Потому что в такой войне, с отрывом от своих границ, мы проиграем с треском. И виной этому станет элементарная логистика. Участие в конфликте в Сирии весьма небольшого контингента потребовало титанических усилий в снабжении группировки.

Выяснилось внезапно, что у нас нет десантных кораблей, транспортов, сухогрузов, вообще ничего нет. И пришлось закупать ржавый хлам там, где только можно было. В том числе и на Украине.

Так вот, опыт уже состоявшихся конфликтов показал, что НАТО в целом и США в частности очень сильны именно в логистике. Что позволяет компаньонам по НАТО создавать просто восхитительные по количеству группировки.

Против Ирака в 1991 году Соединенные Штаты сосредоточили 1700 боевых самолетов плюс примерно столько же вертолетов различного назначения.

В войне против Югославии группировка НАТО включала около 1150 единиц авиатехники, в том числе 650 боевых самолетов.

Для вторжения в Ирак в 2003 году США и их союзники отрядили уже более 1800 самолетов, из них 778 боевых, а также около 900 вертолетов.

То есть создать авиационную группировку, равную российским ВКС и, что самое главное, обеспечить ее всем необходимым, от запчастей и авиатоплива до туалетной бумаги и кока-колы, для США не представляет никаких проблем. Главное – логистика.

Поэтому места типа Югославии, Сирии, Ливии, Ирака, то есть (см. карту) места, куда можно подогнать авианосную группировку и суда снабжения.

Черное море не представляется такой уж удобной акваторией для проведения подобных операций. И Балтийское тоже. Узкие проливы, в которых любая группировка может попасть под удар крылатых и тактических ракет противника.

Север – более чем сомнительно. Для того, чтобы воевать на Севере, НАТО и США неплохо было бы обзавестись ледокольным флотом.

Остается Дальний Восток и сухопутный Запад.

Дальний Восток – да, уязвимое место. Там действительно мало сил у нас, но огромные территории даже просто прикрыть проблема. Так что в случае появления такого американо-японского ордера, идущего к нашим берегам помериться силушкой богатырской, проще вмазать чем-то тактически-ядреным и, один черт, начать третью мировую.

Запад… Ну, хорошо, пожалуй. Есть некая небольшая вероятность (ну просто мизерная), что в небе сойдутся самолеты двух сторон.

Почему?

А потому что это уже Запад Российской Федерации. И самолетам (и ракетам) надо еще добраться до оппонентов. Через зоны действия бригад ПВО, через заградительные поля РЭБ, через армейскую ПВО.

Не самая простая задача, не так ли?

Кстати, в ходе войны 2003 года в Ираке около 70 процентов ударов коалиции было либо нанесено по ложным целям, либо не поразили реальные цели именно благодаря радиоэлектронному противодействию.

В Сирии тоже теперь есть пример, когда применение средств РЭБ, позволило минимизировать ущерб от удара по аэродрому Шайрат.

Да, все-таки пора воздушных боев с лихими маневрами, тучами выпускаемых ловушек и помех, залпами пушек и запуском ракет ушла в небытие. Пуски ракет, однозначно, будут. И самолетами, и по самолетам.

Но говоря о гипотетическом противостоянии сил нас и потенциальных противников, получается, что, если судить современными критериями, нам нужны не только самолеты. Нам нужно все: самолеты, комплексы ПВО, комплексы РЭБ.

Господин Сивков в своей статье пишет, что основной ударной силой в противодействии американской группировке кораблей почему-то должна стать именно авиация. Удивительное мнение для доктора военных наук, но тем не менее, процитирую.

«Поэтому перед российской группировкой ВВС встанет как важнейшая задача разгром во взаимодействии с ВМФ группировки ВМС противника. Ее состав может включать три-шесть авианосцев и 40-50 надводных кораблей и подлодок.
Главная ударная сила нашего флота в борьбе с надводными силами противника, морская ракетоносная авиация (МРА), выведена из состава ВМФ и передана в состав ВВС. Поэтому основная тяжесть борьбы ляжет именно на ВВС. Для разгрома авианосной группировки противника потребуется порядка 70-90 Ту-22М3 из состава дальней авиации, минимум 10-15 самолетов-разведчиков и соответствующее количество тяжелых истребителей для прикрытия ракетоносцев на маршруте и в районе выполнения боевой задачи».

Постойте, по данным прошлого года у нас всего в строю 60 единиц Ту-22! Бросить все и срочно достроить недостающие? Но простите, где, кем и как?

Дальше, 30 экипажей просто так не нарисуются. С экипажами у нас просто катастрофа и так, а здесь речь идет о 30% увеличении. На имеющейся базе. Фантастика, короче.

Но и без этого бросить на гипотетическую группировку ВМС США из трех-шести авианосцев и полусотни других кораблей, с системами ПРО, ПВО и РЭБ абсолютно ВСЕ имеющиеся дальние бомбардировщики. Плюс, естественно, нужны и самолеты обеспечения и сопровождения.

Итак, если смотреть выкладки Сивкова, то получается, что на направлении гипотетического удара нужно 120-160 тяжелых истребителей (Су-35, Су-30), 200-220 легких (МиГ-35 и МиГ-29 различных модификаций), 120-150 фронтовых истребителей-бомбардировщиков (Су-34), 100-120 штурмовиков (Су-25 разных модификаций), около 100 Ту-22М3 и до 20 Ту-95МС, Ту-160.

Жирно подчеркиваю, это даже превосходит то, что сегодня есть в наличии у наших ВКС. Но такая сила, получается, нужна на Дальнем Востоке.

Но простите, а почему мы должны воевать по канонам Второй мировой войны?

Почему надо бросать самолеты в абсолютно глупейшую атаку на ордер авианосцев? Мне вот понятно, что ту завесу, которую смогут организовать «Арли Берки» и «Тикондероги», мало кто преодолеет. Плюс еще, поговаривают, на авианосцах у американцев не как на нашем самолетов, а слегка побольше.

Но почему доктор военных наук совершенно не говорит о подводных лодках? Об ударах крылатыми ракетами из-под воды? Почему не могут стартовать «Калибры», «Яхонты» и прочие удовольствия из хорошо замаскированных шахт и позиций?

Неужели такая война на циферках – это на удел? На уровне 1945 года? Какие-то там удары всей массой авиации по ордеру, мечты о воздушных боях…

Еще пачка цифр от Сивкова.

«Получается, по грубым оценкам, что в составе наших ВВС должно быть 500–600 тяжелых истребителей и перехватчиков, 550–650 легких, 350–400 фронтовых бомбардировщиков, 300–400 штурмовиков (с учебно-боевыми), 150–180 самолетов дальней авиации и 80–90 – стратегической, самолетов ДРЛОиУ – 35–50, самолетов-разведчиков различных классов – минимум 150–180. Итого – 2000–2400.
В армейской авиации целесообразно иметь до тысячи единиц боевых и порядка 300–400 вертолетов боевого обеспечения и транспортных. Всего – 1300–1400 машин.
Потребное количество зенитных огневых средств (ЗРС, ЗРК, ЗРПК) определяется в несколько сотен дивизионов комплексов различной дальности стрельбы и предназначения».

Цифры – просто прекрасно. Остается только один вопрос: где взять две вещи. Вторая – деньги, первая – экипажи для самолетов. И если вторую решить еще можно, то вот первая…

А ситуация сегодня такова, что подготовка кадров у нас не хромает. Она перемешается на инвалидной платформе. И даже если худо-бедно наладить выпуск самолетов, вопрос «где взять экипажи» все равно остается больным и нерешенным.

И, по моему мнению, вопросы надо решать по мере их появления. И начинать тогда с реабилитации наших военно-воздушных училищ в плане летного и штурманского состава. А потом уже начинать разворачивать выпуск самолетов. Одновременно с выпуском зенитно-ракетных комплексов.

Да, нам нужно завтра всё. Тем более, в плане подготовки к некоему столкновению в рамках неядерной войны с всеми силами НАТО и Японии. В акватории хоть Тихого океана, хоть Северного Ледовитого.

Но начинать надо не с написания фантастических сценариев жуткого завтра, а бороться с теми проблемами, которые существуют сегодня. My Webpage
Комментарии
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив